Uma Ilheu.
Меня часто спрашивали и все еще спрашивают, что такое вообще Таро, а самое главное - как оно работает. И если с вопросом о том, что это такое, разобраться довольно просто (можно хотя бы выдать сведения на уровне Википедии), то вот как оно работает и почему же так выходит, что оно работает - с этим вопросом всегда было сложнее. Разным людям я всегда пыталась объяснить это по-разному. Очень не хотелось, чтобы закоренелые скептики, коими является большая часть моей семьи, смотрели на меня, как на сумасшедшую. В ход шло историческое образование, рассказы про архетипы, мифы, Юнга, коллективное бессознательное. В общем и целом это даже усваивалось слушателями, но все равно, когда я в очередной раз говорила фразы типа:"Да, я знаю уже, что у вас случилось, я в картах увидела", это разрушало хрупкий баланс нашего общения. А я даже не хотела выпендриться или как-то кого-то поразить. Просто за десять лет работы с Таро, я настолько привыкла советоваться с картами и воспринимать эти советы серьезно, что иногда забываю о том, как это может выглядеть со стороны. Так что в конце концов я просто махнула на это рукой. Я верю в Таро, а оно верит в меня и у нас все прекрасно. Откуда я получаю ответы не так важно на самом деле, главное, чтобы они помогали мне и окружающим. А для страстных поклонников науки у меня есть интересная история, как раз-таки очень даже научная.
В процессе учебы в СПбГУ, сами понимаете, очень даже серьезной и совсем не эзотерической учебы, мне попалась в руки одна книга. Я ее сдавала, как монографию, так что опять-таки это была серьезная и научная книга. Написал ее знаменитый историк Карло Гинзбург, называлась она "Ночные сражения". Речь там шла о любопытном случае, с которым столкнулись инквизиторы в 15 веке в Италии. Жители итальянского Фриули, по их рассказам постоянно ходили друг к другу во снах. Они лечили так друг друга, а каждую весну собирались все вместе и сражались во снах с какими-то неведомыми силами за свои посевы. Называли они себя "бенанданти", что означает "отправляющиеся на благое дело". Это все было просто в порядке вещей, никто особенно не удивлялся и не скрывался, так что рано или поздно, информация должна была дойти до инквизиции и она, к сожалению, дошла. Инквизиторы были поражены тем, что услышали, они не были готовы к таким необычным вещам и понемногу, допросами и пытками, заставили людей говорить привычную белиберду, то мол, они поклонялись дьяволу, летали на козле и все такое прочее. Не то, чтобы инквизиторы на само деле верили в то, что кто-то летает на козле не во сне, а наяву, но это была привычная и общепринятая версия того, как ведут себя колдуны и ведьмы. А то, что изначально делали жители Фриули, подозрительно пахло чем-то реальным и правда потусторонним. В общем, лет за пятьдесят не осталось никого, кто продолжал бы сражаться во сне за посевы. Больше всего мне понравилось то, что Гинзбург никак не объясняет все это, а честно говорит, что наука тут пока бессильна что-то понять. Такие же истории рассказывали жители Абхазии и Сибири, в общем мест ну очень далеких от Италии. Он пишет что-то об общем индоевропейском корне, о коллективном подсознательном, однако ни на одной версии не настаивает. Он не знает, каким образом жители Фриули ходили друг к другу в гости во сне. Не знаю и я. Знаю только, что ходили.
Мне видится наше знание о мире полным белых пятен, и я заполняю их для себя постепенно и аккуратно. Всему свое время - до Америки люди тоже не сразу доплыли, но это не значит, что не стоит строить корабли уже сейчас. Даже те, которые никуда не доплывут. Любая попытка как-то осознать мир вокруг нас, по-моему дело замечательное. Разве что говорить о том, что процесс познания близок к завершению и какая-то система - единственно верная, мне кажется не стоит. В общем, мне бы не хотелось видеть здесь битвы эгрегора с архетипом, пусть, как говориться, расцветают все цветы. Для себя я черпаю силы в своем незнании даже больше, чем в какой-то системе. Я открыта, я спрашиваю, мне отвечают, и я начинаю знать чуть больше, а потом еще больше. Главное - не останавливаться на достигнутом.
PS: Единственное - я немного кисну от слова "сущности". Не потому, что не верю в потусторонние сущности, мне просто кажется, что вежливее обращаться по имени.

@темы: мысли о Таро